Пиво остается с человеком! Пиво остается с человеком!
На сайте
В Разделе:
В Мексику и обратно

В Мексику и обратно

Disclaimer: В связи с пребыванием автора (и исполнителя) в перманентном состоянии алкогольного опянения и отравления, автор не несет ответственности за правдивость и точность нижеследующего произведения, которое частично является плодом бурной фантазии, а частично - последствиями белой горячки.

Пролог.

Ну вот и вернулось все на круги своя. Снова нам надо просыпатся рано-рано, снова надо ехать на работу, где приходится часами страдать разнообразнеишей фигней и заниматься ИНД. Но кому сейчас легко... А сколько всего произошло за эту неделю вдали от работы! Но обо всем по порядку.

Улет.

Начался наш отпуск в пятницу вечером на дне рождения Светки, где мы с Шурой и начали "разминаться красненьким" (другие тоже пили, но им не нужно было лететь хрен знает куда). Майка уже тогда поняла, что ей предстоит на курорте, где наливают на халявку. Набулькавшись к часу ночи, я уснул и меня никто не трогал, пока за нами не приехало такси. Погрузившись в такси, за рулем которого сидел никто иной, как Любимый папочка Вовчика, мы покинули милый нашему сердцу Сан Франциско.

Сдав багаж и сделав чек-ин (спасибо Арчику с Майкой, которые заботливо контролировали убитых в никуда меня с Шурой), мы пошли перекусить в местную забегаловку. Там каждый занялся своим делом. Кто-то пил кофе, кто-то сок, кто-то воровал бананы с прилавка (не будем показывать на меня пальцем). Ребятки очень сильно ругали меня за столь безнравственное поведение, что в принципе совсем не мешало им поглошать скоммунижженные мной бананья с сумасшедшей скоростью.

Было полшестого утра, Duty Free был закрыт. Жестоко обломавшись с покупкой коньяка в дорожку и дешевых сигарет на всю поездку, мы проследовали в салон самолета. А320 - это очень хороший самолет. И очень сильный. Только очень маленький. и очень легкий. Как тот карлик. И подвластный всем ветрам. и еще, если человек, сидяший перед тобой откидывается назад, твой открытый столик упирается тебе в живот. Мой-же живот, измученный изрядным количеством алкоголя, такой пытки вынести не мог со всеми вытекающими оттуда последствиями. Поэтому о полете вам расскажет Сви.

Прилет.

Только прилетели - сразу сели. Получение багажа и проход с документами заняли минут двадцать. Самым же захватываюшим моментом в аэропорту Пуерто Вайярта было прохождение таможни, вернее процесс отсева туристов, подвергающихся досмотру. При выходе все туристы должны были остановиться перед светофором и нажимали на кнопочку. Вот тут-то и начиналось самое интересное. Светофор сразу начинал мигать разными цветами. и все происходило как по волшебству - если тебе мигало зеленым, ты сломя голову пробегал мимо злых мексиканских таможенников в город - навстречу новым приключениям. Если же светофор вдруг бесился и краснел, тебя брали под белы руки, отводили в сторону и начинали шмонать не по-детски. Мы с Арчиком очень долго прикидывали, по какому принципу был написан рандомайзер для этого светофора и в итоге после бурных дебатов пришли к выводу, что рандомайзер действовал в соответствии с педалью под столом, на которую давил таможенник в соответствии со степенью подозрительности проходящих мимо него субъектов. По всей видимости наши пяновато-честные физиономии у него подозрения не вызвали, и мы были пропущены на гостеприимную мексиканскую землю без малейшей задержки. Ах, как бы спокойно и хорошо жилось человечеству (по крайней мере мужикам), если б задержек не было никогда...

Мексиканские дороги - всем дорогам дороги. Выехав из аэропорта, мы влились в местный "freeway". Очень интересное ощущение вызывает внезапный выезд такси на встречную полосу freeway-я. Очень весело налетать на speed bumps на дороге с ограничением скорости 70км/ч. Нельзя не заметить, что семьдесят по этой дороге могут ехать только танк или аэросани. Ниссан же Сентра, каковых в рядах Мексиканских такси подавляющее большинство, едет по той дороге исключительно десять километров в час с трехсекундными остановками на то, чтоб переползти очередной bump или дырку в местном эквиваленте асфальта. Говорят, что тридцать лет назад в Мексике не знали, что такое дороги. Пофантазировав, мы решили, что когда мексиканец пишет при подаче документов на страховку "driving experience 30 years", никто не верит. Потом однако мы осознали, что понятия "страховка" в Мексике скорее всего не сушествует как такового.

Приперлись мы в нашу гостиницу. Club Marival Nuevo Vallarta... Красиво звучит, ё маё... Но на деле все оказалось не так красиво. Приехали мы в 11.30ам, и нас сразу поставили перед фактом, что раньше трех нам комнату не дадут.

Получив краткии полуторачасовой инструктаж от представителя нашего туристического агентства, мы пошли кушать в местныи буфет. Еда как еда. В меня правда кроме арбуза ничего не влезло все равно, но остальные были вполне удовлетворены.

Поскольку комнаты для нас еще не были готовы, мы кинули наш багаж на произвол судьбы и bellboy-я и двинулись на разведку. Переоделись, натерлись sunblock-ом и ломанулись навстречу приключениям. Очень быстро нашли первый бар, где наливали на халяву, и с этого момента мои воспоминания теряют всякую логическую стройность, а так же полностью лишаются хронологичности.

Бассейн.

На территории отеля было три бассейна. Побольше, поменьше и повеслее. Идея купаться в бассейне поменьше была нами отметена по причине своей полнейшей несостоятельности. Еше бы - кому на хрен нужен бассейн, в котором нет swim-up бара. Далее, мы нашли бассеин повеселее. На тот момент мы еще не знали, что он повеселее, думали, что он просто побольше. Но при виде бара мы поняли, что дальше идти некуда... и незачем.

В бассейне были баскетбольные кольца, ворота для водного поло и волейбольная сетка. и вода. Не было только трамплина, да и неудивительно - какой в клоаку трамплин при глубине в полтора метра. Если бы он там был, меня бы тут не было.

Еше в бассеине был бар. [далее повествование прерывается, слышны лишь невоспроизводимые всхлипы расказчика]

В течение полутора часов мы отмокали в бассейне, дегустируя разнообразные сочетания напитков, приготовляемые в баре. Каждый нашел свои коктейль. Арчик остановился на пинье-коладе. Маич выбрала дайкири. Шурик припился к ром-коле. А ваш покорный слуга после долгой и продолжительной дегустации обнаружил совершенно великолепную смесь. У них эта смесь называлась водка-тоник, но я выступил с принципиально новым рецептом ее приготовления. После трех стаканов все бармены поняли, что отныне водка-тоник замешивается не 1:3 в пользу тоника, а заливать две трети водки и добавлять тоник и лайм только для запаха.

Под знаком водки-тоника и ром-колы мы и провели оставшиеся шесть с половиной суток в нашем санатории. Через несколько часов, опухнув от дринков и сидения в бассеине, мы вернулись в лобби, получили клучи от наших номеров и пошли проводить рекогнсцировку на местности.

Проидемте в номера.

Номер нам достался не худший. Коротко - "superior room". Длинно - лень рассказывать. Больше всего нас порадовал балкон с видом на пляж, бассейн и океан. Поэтому первым делом мы с Шурой сели на балконе, взяли по закуреточке, налили по стакану предусмотрительно привезенного с собой портвейна и занялись блаженным созерцанием всего обилия ног, поп и грудей, открывшихся нашему взору. Восхищенно поцокав языком в предвкушении хорошего отдыха, мы согласились на том, что "все равно сосать " и поползли спать, предварительно порадовавшись наличию в номере телевизора с кучей хороших каналов, а так же победе Жени Кафельникова в очередном круге теннисного турнира.

Дискотека.

Выспавшись со всей пролетарской ненавистью, мы со свежими силами ломанулись на дискотеку в местный клуб. Главным (и весьма существенным) недостатком этого клуба было то, что за бухло надо было платить. Но нас - горячих эстонских парней такая мелочь смутить не могла. Поэтому мы потребовали продолжения банкета и к концу дискотеки набанкетствовались в никакую.

Музыка на дискотеке была ПГ*. [*ПГ=Полное Гавно (здесь и далее примечания автора] Играли либо Рикки Мартина, либо Рикки Тикки Тави, либо какую-то Мексиканскую гопоту. Но мы решили, что надо приспасабливаться в местному колориту, тем более, что нам было уже по барабану, что играет.

А ночью...

После дискотеки мы по-скорому ломанулись в номера, переоделись и поперлись купаться. По пути нас чуть не сожрали немерянного размера крабы, бесцеремоннейшим образом ползающие по коридорам гостиницы. Но мы от них убежали и залезли в бассейн, где оттягивались часа полтора. Хотели залезть в джакузи, но не знали как включить пузырьки и подогрев, а сами производством пузырьков и подогрева заниматься не хотели, хотя и могли. Придя в номер около трех ночи, мы уселись на балконе, достали портвейн и занялись активным его поглощением. Посидев таким образом до четырех, мы расползлись по своим номерам и кроватям, по привычке шепотом пожелали всем Спокойной Ночи и заснули богатырским сном.

Безбашенные ныряльшики.

Так вот, значит, сидим мы у бассейна, никого не трогаем, примус починяем, в смысле водку-тоник херачим. Тут нас берут под белы руки белы девушки, куда-то тащат и объявляют, что мы, оказывается, выбраны добровольцами на участие в конкурсе "Crazy Divers". И вписали нас в таблицу соревнований как Артуро, Алехандро и Арти, так и не объяснив, что нам предстоит. А предстояло нам ой-ой-ой...

Как нам показала на личном примере Maurice (такая канадочка, невысокая, но развитая), мы должны были надеть ласты, маску, надуть через трубку воздушный шарик, дождаться, пока его лопнут и поплыть вольным стилем аж на самую противоположную сторону бассейна. Там вылезти, бахнуть стакан текилы и приплыть обратно на спине.

Первым в бой ринулся доблестный Артуро. Потратив минут сорок на одевание ласт, он ринулся в бой. Но вмазав стакан текилы, поплыл обратно не на спине, а как попало, за что и был наказан.

Алехандро промучился с ластами не меньше, зато поплыл как деловой баттерфляем. Жахнул стакан, ломанулся обратно, но в итоге ненамного обогнал Артуро.

Про остальных участников соревновании я умолчу по причине полнейшего отсутстствия исторической ценности этих субьектов. Лишь скромно расскажу про себя. Поскольку ласты такого размера не налезли бы мне даже сами знаете куда, я их надел как шлепанцы. Маску повесил себе на шею, шарик надул со всей пролетарской ненавистью и ринулся на встречу с текилой. Желание выпить стакан текилы помогало мне остаться на плаву после всей выпитой водки-тоника. Вылез, жадно схватил стакан, заглотил все, что в нем было... Пидарасы!!! Ето была не текила, а какое-то слабоалкогольное гавно! От неожиданности я упал в бассейн, забарахтался и еле выплыл на берег.

Но это все неважно. Главное то, что главный приз - бутылка текилы - не достался врагу. Мы бережно, с благоговением донесли ее до номера и приняли еще портвейна.

Бабель.

На жизнь в одном номере с Шуриком я подписался только узнав, что одновременно с нами в ПВ будет отдыхать его двоюродная сестра с тремя подругами. Помня, что сестра его - ничего такая, да и подруги у нее тоже не в пруд поссать, мы с Шурой добазарились, что как только устроимся и расслабимся, сразу наладим с ними связь. И вот... Шура звонит в Holiday Inn Puerto Vallarta.

Дозвонился с третьего подхода - первых два раза никого не было дома. На третий раз трубку сняла Юля, чему мы несказанно обрадовались. После нескольких контрольных фраз и обших формальностей-любезностей Шура переходит в наступление и заявляет, что мы их ждем. Что сами мы никуда не поедем по причине нашей усталости и нежелания покидать наши самые охренительные апартаменты с самым охренительным видом в самом охренительном отеле, расположенном в самом охренительном месте залива. Юля поплакалась, что они тут таак нагуляались, таак нагуляались, что у них уже почти все деньги кончились. Шура тут же заверил, что такси до нашей гостиницы мы им оплатим, только пусть доедут. Далее пошло обсуждение конкретных деталей - когда, на сколько, сколько водки покупать, и прочая и прочая.

Когда все детали были обговорены и гости уже были готовы выезжать, Шура вдруг резко изменился в лице и спросил сестру: "А че это у тебя там за мужской голос?". После Юлиного ответа он медленно сполз с кровати на пол и забился в безмолвной истерике. Следуюшие десять минут ушли на то, чтоб обяснить Юле, как мы рады будем принять в нашеи скромной, Богом забытои дыре ее вдвоем с ее бойфрендом (двухметровый арабский детина, который всю свою жизнь проводит в тренажерном зале), но сейчас мы слишком устали, да и вот как раз за нами зашли Арчик с Майкой, и если мы сеичас не соберемся, то нас заплюют ядовитыми слюнями, и что мы созвонимся вечером и решим как нам дальше быть. Как только я вернул себе способность разговаривать и высказал Шурику все, что я о нем думаю, мы приняли по стакану портвейна и пошли в бассеин допивать халявные коктейли и переживать по поводу очередного облома.

Гвоздь программы.

Мы приняли участие еще в немерянном количестве разных игр и соревнований. Мы кидались сырыми яйцами, перетягивали канат, играли в водный волеибол, водное поло и водный баскетбол. Мы участвовали в соревнованиях по пинг-понгу, где Шура сражался наиболее доблестно и дошел до финала. Но главная битва нас еще поджидала. И вот... Ето есть наш последний и решительныи бой...

К соревнованию по питью пива я подошел с подобаюшим пиететом. Проснувшись в час дня, по-легкому перекусил, выпил пару коктейлей, стакан портвейна и расслабился. И дождался... Было нас восемь мужиков и восемь не мужиков. Соревнования проводились по олимпийской системе - навылет. Нам с Шурой (Арчик проспал халявное пиво) предстояло защищать цвета нашей Родины в битве с кучей потных мексиканцев. И вот... Идущие на смерть приветствуют тебя, о Цезарь!

Суть состязания сводилась к следующему: давался стакан пива (граммов 180-200), которыи по сигналу надо было выпить, поставить на голову и расхерачить об стол быстрее соперника. В женских соревнованиях толстая, некрасивая и сорокалетняя Анна-Мария победила всех подряд без особых проблем. У мужиков же заруба пошла нешуточная. В первой паре четвертьфиналистов мне выпало меряться силами с каким-то молодым мексом. Когда ведуший спросил, кто болеет за мекса, я подумал, что у меня от гвалта лопнут перепонные барабанки. Когда же судья с издевкой поинтересовался, остались ли тут идиоты, болеюшие за меня, раздалась всего пара робких выкриков. Ето были мы с Шурой. И началось. По столу мы ударили одновременно, но мой соперник оставил полстакана у себя на груди. Все заорали, что нечестно. Но солдат ребенка не обидит. И я сказал - наливайте еще по одной - типа тай-брейк. Ех, не знал я, что мне предстоит... Етого-то я победил легко - обогнал его на полстакана. Гоу, Раша!

Во второй паре Шура попал под бульдозер. Вернее лучше бы он попал под бульдозер. Ему достался мексиканский бульдозер по имени Алдо, который был больше, чем три меня и два Шурика вместе взятых. Уже приехав сюда, благодаря Михалычу, я понял, что большой живот это не ОТ пива, а ДЛЯ пива. Шура выпил свой стакан очень быстро. Единственной проблемой оказалось то, что Алдо свои стакан не выпил, а просто залил одним плавным движением себе в глотку. Шура и мяукнуть не успел. Еше тогда я понял, что мне до финала дойти не светит. К Алдо подбежала Николь (такая высокая и стройная канадка) и низко ему поклонилась, справедливо полагая, что конкурентов ему тут быть не может.

В третьей паре состязались какой-то конопатыи американец и средних размеров мекс. Мекс победил в честной борьбе, а конопатого скинули в бассейн. В последнем четвертьфинале сошлись мекс побольше и мекс поменьше. Мекс побольше победил, но ему тоже понадобился второй стакан, чтоб доказать кто сильнее.

И вот - кульминация. Я смотрел на Алдо как кролик на удава. Но папанька мой с детства говорил мне, что я не проиграл пока сам не считаю себя побежденным. Тем более, почувствовать себя побежденным мне не позволяла моя врожденная лубовь к халявному пиву. Ах, спасибо заводскому другу... Хрен бы я этого Алдо догнал, если бы Шурик его не замучил. Я выпил свои стакан в том-же темпе, что и предыдуших два. Сказались годы тренировок в Шамроке - Сол (местное мексятинское пиво) по сравнению с Шамроковским Ньюкаслом - моча ослиная. Алдо же видимо первый стакан пошел не впрок. Он легким движением заглотил полстакана, но тут его немного заклинило, что и дало мне ту десятую долю секунды, чтоб его вздрючить. Несмотря на явное преобладание максиканцев, изначально болеюших за Алдо, таких аплодисментов в свой адрес я в жизни не слышал. Ну разве только когда я играл за юношей нашего города в футбол на выезде в Долгопрудном и пропустил мяч между ног с острого угла после двух отскоков от земли. Тогда трибуна вражеских болельшиков минут десять скандировала "Вратарь - пидарас".

Во втором полуфинале победил мекс из третьей пары, но его я уже не боялся. Однако я озаботился, узнав подробности финального поединка. Пить алкоголь из трубочки вообще занятие довольно неблагодарное. Нам же надо было высосать стакан через трубочку и запить его еще одним по-людски. Тяжело? А кому легко... Обогнал я его на полстакана, посмаковал свою победу, расхуярил стакан об стол, пожал руку поверженному противнику и пошел попросить еще пива. Но пива мне не дали - сказали, что оно нужно для дела. Какое было дело, я узнал скоро. Суперфинал между победителями пацанского и не пацанского турниров проводился по садистским правилам. Те же два стакана, один с трубочкой, второи - без. Но Анна-Мария получила три секунды форы. Я б за эти три секунды успел добежать до канадской границы. Анна-Мария успела высосать три четверти первого стакана. Я не особо надеялся на победу, но счел себя обязанным допить свое пиво. Отстал я от нее самую малость - примерно на один засос из стакана. Но свой пузырь текилы мы все-таки отгребли, и я ушел к себе в номер, потому что для текилы надо было срочно освобождать место.

Ночной Пуерто Вайягра.

В среду вечером нас повезли в обзорную экскурсию по злачным местам Пуерто Вайягра. Как только мы погрузились в автобус (мы с Шурой уже были хорошо размяты водкой-тоником), наш экскурсовод заявил, что дорога займет примерно десять мексиканских минут. И вот, после сорока пяти американских минут езды по выбоинам и колдобинам мексиканского freeway-я, мы подъехали к первому кабаку с красивым и соответствующим публике и интерьеру названием "Zoo". На входе нам дали "бесплатный дринк" - некое жалкое подобие отвертки, которое пить было просто противно. Я сидел обмороженный, Сви с женои слеганца потанцевали, а Шура залез в клетку к нашим Калифорнийским девушкам и сфотографировался с ними, чему и был несказанно рад.

Следуюшей нашей остановкой был несколько более культурного вида кабачок "Carlos O'Brien". Там нам скучать не дали. Сначала был старый детский конкурс, в котором бабель бегала вокруг стульев и дралась за них при замолкании музыки. Далее, призерши конкурса выбрали себе мужиков, которые должны были устроить стриптиз. Под предводительством тамошнего массовика-затейника, мужики осмелели и начали крутить жопами у девушек перед носом. Еще в этом баре наливали текилу по двадцать песо за две рюмки. Нормально так - засаживаешь одну, и тебе тут же вторую наливают. Шестьдесят песо - и ты уже доволен.

Вполне довольные вышли мы из этого кабака, и нас повезли в следующии. В "Senior Frog's" на входе всем заливали в рот какое-то пойло, но я по стратегическим соображениям задержался, и мне не досталось, чему я совершенно не расстроился. Я был очень голоден и пошел пожрать. Нашел общепитовку, где мне дали тако за четыре песо. Очень хорошая еда. Главное - очень сытная. Откусив маленький кусочек, я сразу наелся, и есть уже не хотел и не мог до конца вечера. На стенах клуба были развешены разнообразные нелепые картинки типа "Don't feed sharks" с перечеркнутым ныряльщиком. На полу насыпаны опилки - для того, чтоб было удобнее танцевать. В конце нашего пребывания там музыканты очень неплохо зажгли рокнрол. Пропотев, мы поехали в последную точку нашей экскурсии - клуб, название которого я забыл (если вспомню, впишу сюда его название, а нет - пусть так и будет. По всей видимости, раз Вы читаете эту пургу, значит не вспомнил я.).

Последний клуб был наиболее культурным в отношении сидячих мест, площадки для танцев и вообще. Как только мы уселись в тихом уголке, к нам прискакала официантка, которую мы сразу не по-детски загрузили. Я правда надломился и заказал апельсиновый сок без алкоголя. Шура продолжил по пиву, Арчик взял очередную пинью-коладу, а Майка предпочка кока-колу. Официантка вернулась через две минуты, а потом мы звали ее еще полчаса, чтоб она принесла мне и Маичу напитки, которые мы заказали без алкоголя. Добились в итоге своего и пошли танцевать.

Пару слов о музыке на мексиканских дискотеках. В процессе активного посещения всевозможных злачных мест у нас родились две версии. Версия первая: В Мексику завезли один сиди-райтер с одним музыкальным сиди. Все владельцы клубов и диджеи размножили этот диск и по сей день крутят на всех дискотеках только его. Версия вторая: в Мексике есть радиостанция, которая крутит одну и ту же пластинку, и на всех дискотеках вместо того, чтобы мучиться и переставлять диски, диджеи просто включают эту радиостанцию. Музыка от клуба к клубу отличалась примерно на полторы песни в час.

На обратном пути нас было в автобусе человек пятнадцать. Народ был выпивший, уставший и нерусский. Но нас с Шурой это не смутило, и по дороге домой мы перепели все песни на испанском, которые знали. Знание испанских песен ограничилось чем-то типа:

"Бесса ме, бесса ме мучо,
траатата-таата-татаата-татаата-татаа,
бесса ме, бесса ме мууууучо,
траата-татаата-татаа-тататаатататаа".
Но мы пели эту песню с таким выражением, что проснулись даже наши дикие афро-американские друзья на задних сидениях автобуса. Потом мы спели пару песен на русском, но наши слушатели почему-то не были в восторге. Провинция... Когда мы уже, казалось бы, напелись, Шура разговорился с сидяшей рядом с нами готовой англичанкой лет двадцати. Узнав, что она англичанка, мы спели "Yesterday" с нашим рязанским акцентом. Тут уже даже в передних рядах люди заплакали. Тогда мы спели "Tomorrow" и решили успокоиться, тем более, что сзади все громче раздавалось напряженное сопение больших черных дядь. Доехав к трем часам в наш санаторий, мы пожелали всем Спокойной Ночи и угомонились. Завтра будет день - будет пища.

Потомки Дзержинского.

Как всегда, размявшись красненьким, мы не смогли отказаться от участия в конкурсе с громким названием "Iron Man". Я хотел откосить, опасаясь армрестлинга, поднятия всяких противных тяжестей и тому подобных неприятностей. Но Ивонна (такая классненькая смуглая мексиканочка) пообещала мне, что самое тяжелое, что мне придется поднять - это два камешка со дна бассейна и может быть что-нибудь еще вечером, если повезет, и я поддался на провокацию.

Суть соревнования заключалась в следующем: десять раз отжаться, проплыть десять метров, достать херню со дна бассейна, пробежать пятнадцать метров, десять раз запрыгнуть на табуретку, проплыть десять метров, десять раз присесть, проплыть десять метров на бугиборде, выпить стакан дешевого текилозаменителя, скорчить героическую рожу и громко прокукарекать.

После выступления восьми участников, изначально заявленных в соревнования, все три призовых места принадлежали сборной Российско-Украинско-Еврейских калифорниицев в лице Гво, Шу и Сви. И казалось бы, уже ничто не помешает мне унести в номер еще одну бутылку текилы. Но тут гадский судья предложил всем желаюшим попытать свои силы. и из десятка новоявленных Феликсов Едмундычей Железных выискался один вредныи мекс, злостно укравший у меня из-под носа мою третью бутылку текилы, обогнав меня на три секунды. Я расстроился и пошел вздремнуть перед следующим предстоящим мне тяжелым испытанием.

Тяжелое испытание.

Придя на массаж, я встретил выходящего от массажистки Шурика, который с таинственным выражением лица предупредил меня: "Ты там осторожней, смотри...". Я вошел в кабинет с легким замиранием сердца. Несколько расслабился, увидев вполне миловидную массажистку лет двадцати трех-двадцати пяти. Ожидал-то я, что мне будет ломать кости какое-нибудь ужасное старое уебище. Сердце мое снова забилось чаще после того, как массажистка дала мне полотенце и велела снять с себя все. Я, как старый закаленный эксгибиционист, долго ломаться не стал и скоро стоял перед массажисткой, небрежно набросив полотенце на свои обнаженный чахлый торс.

Сделав вид, что ничего не увидела, массажистка равнодушно велела мне ложиться на стол. Я, конечно, лег на живот - как-то спокойнее все-таки. Начался массаж с нежного щекотания пяток и пальцев ног. Я был счастлив, что залез в душ за полчаса до массажа. Постепенно поднимаясь выше и выше по моей ноге, она добралась до моей нежной... шеи, а не того, о чем вы подумали. Хотя там она тоже тормознулась на пару минут. Ощущение было изумительное. И когда девушка сказала мне перевернуться, до меня дошло, что имел в виду Шурик, когда советовал мне быть осторожнее. Но массажистка прикинулась, что ничего не произошло, небрежно накинула на меня полотенце и продолжила массаж. Наверно она была специалисткои в области акупунктуры - после нажатия на пару точек ничего уже не трепыхалось, я был полностью расслаблен и к окончанию сеанса даже задремал. Вышел из массажного кабинета посвежевший и обновленный.

Дикари и акулы.

Выбирая название для этой главы, я руководствовался примерно теми же соображениями, что и О`Генри при выборе названия для Королей и Капусты. Но переходим к фактам.

После нескольких неудачных попыток научиться плавать с аквалангом (то мы не успевали проснуться к часу дня, то учителя где-то злостно скрывались), мы решили насрать на акваланг и уплыть на остров как попало. На Marietas Islands нас вез катамаран с гордым компьютерным названием "Explorer". Окон правда не было - все сидели на единственной открытой всем ветрам палубе. Были массовики затейники, был бар с неограниченным количеством халявных дринков. Была пара-тройка ничего таких девушек. Но со своими самоварами. Был камерун с камерой. Сказал - я вас сниму, типа, а завтра всего за тридцатку вы сможете получить копию. Но мы здраво рассудили, что никому не будет интересно смотреть на наши синие физиономии и слушать мат, которым мы не ругались, а разговаривали. Было человек семьдесят пассажиров. И ни одной спасательной лодки. Я это сразу опытным взглядом заметил - они сэкономили на переборках и спасательных шлюпках.

И вот, значится, плывем мы на остров. Вернее нет. Ето гавно плывет. А моряки - ходят. А мы, говорят, ходим. Ну так вот. Идем мы значит полным ходом на острова. Вокруг дельфины плещутся. То с одной стороны, то с другой. Не успеваешь головой вертеть. Мы сначала пытались, потом приняли по паре дринков и расслабились. И расслаблялись часа два с половинои, пока не доплыли.

Сначала нас повезли вокруг острова - показать во всей красе засранные птицами скалы. Заодно показали и птиц. Больше всего из всего обилия представителеи местной фауны нас порадовали пернатые с романтичным названием "Сосули". Мы решили, что если они еще и готовить умеют, то жены нам нахрен не нужны. Но корабль плыл дальше, и вот сосуль сменила группа в полосатых купальниках. Может сосули были и среди них, но нам не дали проверить. Сказали, что это другая экскурсия смотрит рыбок, и что мы будем выглядеть со стороны точно так же.

Дали нам ласты, трубки, маски. и мы бросились за борт в набежавшую волну. Вода, надо заметить была чуть мутнее, чем в джакузи в том доме в Тахо, где мы отдыхали полтора года назад к исходу третьего дня нашего купания там. Только обертки от гандонов не плавали. Зато плавали всякие рыбки. Один из массовиков-затейников поймал возьмипездика. Все побежали его трогать и с ним фотографироваться. Я видел на дне пару морских звезд. Но в целом плавание в маске на пятачке 20x20 метров в окружении еще пятидесяти таких-же клоунов - занятие не слишком захватывающее. Поэтому мы прокатились на байдарке вокруг корабля, нырнули по паре раз и сели пить пиво, чем и занимались с превеликим удовольствием до конца нашего посещения острова и всю дорогу на пляж, где нас собирались кормить.

Кормежка на берегу была халявной и довольно вкусной. Я кушал ребрышки, остальные еще и курятинку. Обожравшись, мы засели на сорок минут в океан - вода была спокоиной, теплой и соленой. Оттянувшись, мы решили уехать обратно на такси, а не на корабле, сэкономив таким образом час-полтора. Для осуществления этого простого на первый взгляд плана надо было сгонять на корабль, забрать наши шмотки и вернуться на берег. Мы выносили этот план втроем, пока Арчик торговался с мексом из-за пятерки в процессе покупки гамака. Оставив Шурика с Маичем и гамаком дожидаться нас на берегу и вызывать такси, мы со Сви поехали на лодке на корабль.

Мы не знали, как называется неисправность, случившаяся с нашей лодкой по пути на корабль, до тех пор, пока вернувшиися на неделю позже Вовчик не просветил нас. Имя поломке было "газолино лилипита", или что-то типа того. Короче с бензином напряг. Но мы были так близко к кораблю, что решили добраться до него вплавь, пока мексы разбираются с лодкой. До корабля было метров едак пятьдесят. Мы лишь не учли легкого бриза нам в харю, который гнал небольшую волну в сторону берега. Браво помахав руками первые минуты полторы, я оглянулся, услышав сзади громкие ругательства Арчика в адрес своих тапок, которые тянули его ко дну и все время норовили свалиться. Я как Тимур и его команда пришел к нему на помощь, забрал тапки, типа своих мне было мало, и засунул их себе за пояс - рядом с восьмидесятидолларовыми очками. Арчик резко ускорился и прибыл на корабль изрядно заебавшись, но все-таки живьем. Я же протрепыхался еще минут десять, прежде чем добрался до заветного трапа. Арчик встретил меня выражениями благодарности за героически спасенные тапки, на что я ему ответил трехэтажным матом за чуть не утопленного Артемчика и утопленные очки, которые я так любил. Но после того как Сви проявил мужественный жест и сказал, что очки с него, я успокоился, еще раз отплевался, и мы двинулись в обратный путь на берег, захватив наши пожитки. По пути на берег я испортил Арчику настроение, обявив ему цену очков. Он даже перестал прижимать к груди спасенные тапки. На берегу мы вместе чуть не утопили Шурика, которыи, злорадно ухмыляясь, спросил нас, как там водичка.

Всю обратную дорогу таксист подозрительно поглядывал на меня в заднее зеркало, когда я порывался сблевать на каждой кочке, коих встретилось на нашем пути немало. Но годы подготовки позволили мне не отдать врагу всю выпитую мной океанскую воду и съеденныи мной обед. До гостиницы мы доехали без приключений, если не брать в расчет стиль езды нашего шофера. Мы не уставали удивляться его обгонам по встречной полосе и подобию тротуара, лихому маневрированию между воронками и игре в чикен с автобусом на однополосном мосту. Убитые обилием приключении, мы хотели было лечь спать, но нас ждали бассейн с дринками, пляжный футбол и волейбол с кучей красивых девушек. Но это уже другая сказка, дружок, а сейчас тебе пора спать.

Спорт, спорт, спорт.

Читателю, думающему, что на протяжении всего отпуска мы вели инфантильно-синий образ жизни, посвящается...

Помимо безостановочного пития всевозможных алкогольных напитков, мы уделяли немало времени разнообразным видам спорта. Водные виды спорта и настольный теннис уже упоминались. Но отличились мы и в более серьезных дисциплинах.

С первого дня мы принимали активное участие в волейбольных баталиях. Волейбол на песке с одной стороны рулит безмерно потому что там очень классно и мягко падать, а с другой стороны сосет преогромнейшее время потому что когда мягко падаешь, песок набивается во все щели, а прыгать на блок и на удар ужасно мерзко по причине отсутствия жесткой точки опоры. Но тем не менее наша русско-еврейская команда не раз доказала мексиканско-канадско-англо-американскому сброду, что мастерство портвейном не зальешь. Тем более, что судили все игры исключительно девушки и исключительно классные. И конечно нам не хотелось ударить в песок хлебалом, и рвали мы себе что попало в желании забить гол. Игр было много, все они смешались в единую кучу воспоминаний как в свое время смешались лицо, одежда, душа и мысли в доме Облонских. Но очень быстро все волеиболисты выучили слова "пидарас" и "мудак" и правила их применения в процессе игры. Мы же в порядке обмена опытом научились считать по-испански с четырех до пятнадцати (с одного до трех мы научились считать на дискотеках, где все были жестоко замучены песней со словами "уно, дос, трес"). Периодически игра оживлялась за счет факторов, имеющих к самои игре отношение довольно посредственное. Например один раз на игровую площадку выползли три милые калифорнииские девушки, пришедшие играть в пляжныи волейбол после "водного текилa-волеибола" (никогда не прощу себе, что пропустил этот в высшей степени интересный вид спорта, где за каждую ошибку наливали стакан текилы... я б ни разу нормально по мячу не попал...). Одна из девушек качаясь вышла на подачу, с третьей попытки взяла в руки мяч и често призналась: "I'm drunk as fuck", после чего попыталась подать, не попала по мячу, упала и уползла с поляны, дабы не мешать дальнейшей игре. Видимо, сказалось отсутствие тренировок. Нам-же какие-нибудь ничтожные литр-другой водки-тоника были не страшны, и мы показывали чудеса даже в гавнище пяные. А Шура после хорошей дозы алкоголя и основательного валяния в песке выглядел настолько сексуально, что в него влюбилась мексиканка из Гвадалахары.

В меня-же никто влюбляться так и не захотел, и я, бросив волейбол и приняв еще пару стаканов, пошел показывать мексам, что в футбол они играть не умеют. Побегав первые полторы минуты по щиколотку в песке, я понял, что играть-то они может и не умеют, но для того, чтоб им это доказать, необходимо иметь заметно больше здоровья, чем у меня его осталось. В итоге я ушел в рамку и оттуда начал доказывать, что они ничто и звать никак. Я быстро вспомнил все плохие слова, которым меня научили мексиканцы в сборной колледжа три года назад, и уже минут через пять у меня в команде не было ни одного человека, которого я бы не обозвал каброном. Но на меня никто не обижался, потому что все видели, что на ногах я стою нетвердо, а гол мне забить никто не может, как не стараются - при каждом ударе я пытался увернуться от мяча, но мяч все время попадал в меня. Мне раз восемьсот сказали, что я "бьен портеро", я-же всем на это отвечал, что, мол, "бьен каброн", потому что у меня был уже мяч в три мяча, и мне было пофиг что говорить. В итоге все оставшееся время моего пребывания в санатории я слышал со всех сторон "Арти - каброн".

Сви и подушки.

Пока мы с Шурой продолжали наш неравный бой с водкой и ромом, Арчик решил защищать цвета наших Родин в неравном бою подушками с кучей толстых мексиканцев. Бои проводились по следующим правилам: посередине бассеина плавают два притянутых друг к другу резиново-деревянных плотика. Противники встают на эти плотики и начинают мудохать друг друга подушками со всей пролетарской ненавистью, пока один из них не коснется коленом плота, или не упадет в воду.

Мы начали радоваться за Арчика еще с того момента, как он сел на бортик бассейна рядом с остальными участниками. Согласно нашей визуальной оценке Сви был легче самого легкого из них килограммов едак на десять-пятнадцать. Но его это не смущало. И вот, пусть скорее грянет буря...

Открыли соревнование два тупорылых мекса, которые по свистку начали махать подушками как нездоровые, оба ни разу друг по другу не попали и свалились в бассейн сами. Один из них свалился чуть раньше, и его соперник вышел в полуфинал.

Первым соперником Арчика был мексиканец с толстой, но необремененной печатью интеллекта харей. Арчик же залез на плотик, поправил очки, и всем стало понятно, что главное не вес тела, а вес мозга. Мекс два раза ударил бедного Сви подушкой, Сви же насрал на эти удары и спокойно дождался, пока его соперник свалится в воду сам. Хороший вестибулярныи аппарат - великая штука.

В третьем и четвертом четвертьфиналах ничего захватывающего не происходило, однако нельзя не заметить, что победили там мексиканцы. Толи потому что они крутые, толи потому что больше никого там не было.

В полуфинале Арчика встретил подлый мекс, которыи решил не уступать победу любой ценой и падая с плота просто-напросто столкнул нашего гладиатора в воду. Но судьи внимательно следили за поединком, и справедливость восторжествовала в переигровке. Арчик засчет меньшего веса летел к воде чуть дольше, чем его соперник.

Во втором полуфинале сошлись два стратега. Оба без зазрения совести нарушили один из основных принципов поединка и оперлись на одну руку, формируя таким образом гораздо более устойчивую конструкцию. Хотя изначально правила касание рукои плота запрещали, судьи почему-то решили закрыть на этот вопиющий факт глаза. После длительного, но вялого пихания друг друга подушками, один мекс все-таки соскользнул в воду, да и хрен с ним.

И вот, финал. Я долго уговаривал Арчика нарушить правила и упереться рукой в плот, но он сказал, что нечестная победа ему не нужна, и что он будет биться только в соответствии с правилами. Первым же ударом подушки Арчик поверг соперника в жалкое подобие партера. Ета поза скорее напоминала позу бобра, жалко рядом не было перил. Битва титанов затянулась. Арчик завладел инициативои, но его соперник достаточно легко удерживал равновесие на четвереньках, что не осталось никаких сомнении в его привычности к этой позе. Все случилось почти как в песне про сентиментального боксера у Высоцкого: "Вот он ударил раз, два, три и сам лишился сил. Мне руку поднял рефери, которой я не бил". После длительного штурма силы в ударах Сви оставалось все меньше, и в какои-то момент он все-таки не удержался и грохнулся в воду всем Артуром, раздвинув при этом плоты и свалив туда соперника. Очередная бутылка текилы не попала к нам в руки, но нам хватило и так.

И бабель у ног моих села.

В последний наш вечер в столь полюбившемся нашим сердцам и желудкам (про печень я молчу) санатории силами столь полюбившихся нашим глазам (про ниже я молчу) массовиц-затейниц было устроено грандиозное шоу. Суть шоу сводилась к закосу под MTV awards. Было представлено восемь великолепно оформленных номеров. Хореография рулила, недаром массовиков набирали со всех Америк. Среди них были люди из Мексики, Канады, Штатов, Кубы и Бразилии. Все - танцоры хоть куда.

Среди претендентов на призы MTV были Madonna, Village People, Will Smith, Selena, Michael Jackson и другие клоуны, которых я не запомнил. Костюмы были классные. Хореография рулила преогромнейшее время. Девушки - класс. Хочу-люблю-женюсь.

После шоу была дискотека. Сама дискотека не отличалась от ежедневных дискотек ни музыкой ни контингентом. До поры до времени. Пока все танцевали, мы разминались красненьким. Когда мы уже неплохо размялись, да и ковш уже почти сломался, На сцену вышел Оскар и обявил конкурс. Вызвал на сцену пятнадцать конкурсантов. Я было ломанулся, но мне тактично обяснили, что в конкурсе на лучшие ноги и на лучший стриптиз сегодня могут принимать участие только представительницы прекрасного пола. Я было разбушевался и начал обзывать всех сексистскими свиньями, но меня урезонил более трезвый Арчик, сказав, что он занял для меня место в жюри.

Из ног пятнадцати конкурсанток моим эстетическим нормам соответствовали ноги пяти-шести участниц. Но я был пьян, поэтому аплодировал и улюлюкал без малейшего соответствия этим самым нормам.

После того, как все участницы гордо продефилировали перед нами, повертев своими разной упитанности задницами, мы, просовешавшись пару минут избрали пятерых полуфиналисток - по количеству членов (и мозгов) жюри. В полуфинал пробились очень стройная калифорнийка с великолепными ногами, но довольно ограниченным умением еротично вертеть задницей; четырнадцатилетняя Ксюша из Монреаля, очень симпатичная и стройная, но еще недостаточно сформировавшаяся и раскованная; полноватая мексиканка, внешне ничего особенного собой не представляющая, но очень заводная и страстная; очень знойная блондинка из Техаса; и еще одна мексиканка, точная копия (может быть сестра) своей соотечественницы.

Второй раунд обещал быть более интересным - для того, чтобы пройти дальше, участницы должны были показать на что они действительно способны. Жюри в нашем лице отсеяло Ксюшу, потому что она так и не смогла расслабиться и одну из мексиканок. Их оставалось только трое...

Финалисток мы уже не оценивали - судьи решили устроить бардак и определить победительницу по свисту и улюлюканью. Калифорнийка как задницей не вертела и юбку не задирала, ничего реально еротичного показать не смогла. Ковбойка из Техаса очень сексуально танцевала, страстно облизывала губы и трогала нас своеи попкой, туго обтянутой шортами, а в конце номера забросала всех футболкой, оставшись в одном бустгальтере. Мексиканка-же громко дышала и сексуально мотала во все стороны сиськами, которых еи было не занимать.

По итогам улюлюкания стало понятно, что засилье мексиканской братии в клубе не позволит восторжествовать ни красоте, ни справедливости. Как мы не драли свои глотки, изо всех сил доказывая свое хотение ковбойки, мексы все-же нас задавили числом, а не умением.

После конкурса, возбужденные и облегченные, мы пошли догоняться и танцевать. Уплясавшись и усосавшись пива, мы искупались в бассейне, из которого нас выгнал охранник, жестами объяснив, что к утру у нас отвалится все что попало по причине какого-то вредно-противного химиката, добавленного в воду для очистки оной. Огорченные, но непобежденные, мы разошлись по номерам, где и заснули богатырским сном после последней порции портвейна.

Прошание Еврейки.

И вот, на конец наступила суббота (это мой рафинированый юмор, а не опечатка, не надо придираться). Поскольку номера нам надо было освободить к полудню, а в аэропорт нас должны были везти в восемь вечера, в нашем распоряжении был еще полный восьмичасовой рабочии день, который нам предстояло убить путем оттяжки в бассейне, играния во всяческие игры и поглощения дринков. Ничего глобально интересного не произошло за исключением того, что я расхерачил себе обе ноги об ступеньки, играя в бассейне в водныи баскетбол. Медсестра останавливала кровь на одной ноге минут двадцать, а потом еще на другой ноге минут пятнадцать. После такого дела я уже ни во что играть не мог и не хотел, поэтому оделся и пошел прошатьса со всеми подряд.

Надо заметить, что телефонами и адресами мы так практически ни с кем и не обменялись. За исключением Арчика, который обменялся адресочками с типичным художником Георгием из Монреаля. Может года через четыре я возьму у Арчика адресок - дочке Георгия исполнится восемнадцать, а девушка - ну очень красивая. И еще Шурик посеял пару-тройку карточек. Посмотрим, взойдет ли урожай.

Протянув время до вечера, я дождался Шурика с Арчиками, и мы пошли покушать напоследок и на халяву. Обожравшись пиццы и бургеров, мы попрошались с последними провожающими, сделали ручкой нашему санаторию, смахнули скупую слезу и сели в автобус. Здравствуите, хмурые дни, яркое солнце прощаи (далее по тексту)...

Захватив пассажиров из еще пяти гостиниц, мы поехали уже знакомой нам дорогой в аэропуерто. Как сказал писатель, нас окружали милые симпатичные люди, медленно сжимая кольцо. Примерно так все и было. Люди были милые и симпатичные, но в глазах большинства была тоска. Да и неудивительно - снова в Сан Франциско, снова в туман, снова на работу, на учебу, в траффик. А я был в какой-то мере даже рад, что все закончилось, потому что уезжать всегда и отовсюду надо с легким сожалением и ощущением, что можно было бы еще... и чтоб хотелось обратно. Иначе зачем он нужен - этот отпуск?

И вот мы в аэропорту. У нас чуть больше полутора часов до начала посадки. Мы зарегистрировались и пошли покупать сувениры. Сувениры в аэропорту оказались таким же ПГ, как и в гостинице. Лишь Шура купил для племянницы какую-то нелепую корову с головои на шарнире. Я же потратил свои последние мексиканские деньги на мороженное и конфетки.

Еше минут через сорок обявили, что прилетает самолет, на котором должны были прилететь Владики с Вовчиками. Мы буквально разрывались на части. С одной стороны, наша посадка начиналась через пять минут, а с другой стороны не встретиться с клоунами на территории Мексики было бы непростительным упущением. Мы решили ждать. Но время шло, а их все не было и не было. Тогда мы решили принять радикальные меры. Найдя в толпе встречающих человека, ответственного за встречу группы, направляющейся в Holiday Inn, я достал свою карточку и написал на ней записку, содержащую ценнейшую для наших друзей информацию. Записка гласила: "Полос - пидарас. XЫX".

Пока я оставлял записку, появились первые ласточки. К месту получения багажа, находящемуся метрах в двадцати от нас за перегородкой, из-за угла выплыли красно-синие Натаха, Саша, Вовчик и Ира. Мы радостно помахали им руками, они радостно помахали нам пустои литровой бутылкой из-под Абсолюта. Мы поорали им, чтоб они срочно возврашались обратно, потому что мы тут были, тут нефиг делать. Они поорали нам, что они нам не верят и должны все испытать на своей шкуре. Мы хотели их еще попререубеждать, но тут появились Светка с Полосом, и мы в срочном порядке начали хором орать "Полос - пидарас", не обрашая ни малейшего внимания на многочисленных русских, проходяших через таможню.

После того, как Шурик узнал у Вла, как сыграл Зенит, мы побежали на посадку, потому что времени не оставалось совсем. Но не тормознуться в Duty Free мы не могли. Закупившись там водкой, коняком и сигаретами на двести баксов, мы ломанулись к самолету и успели. Места достались на предпоследнем ряду рядом с пожилой женшиной и перед тремя молодыми калифорнийками, одна из которых принимала участие в стриптизе. Со свойственнои мне бесцеремонностью я попросил разрешения сфотографироваться с ними, и у них, разумеется, не хватило наглости мне отказать. Ответ на мою благодарность я, однако услышал сбоку. Бабка рядом со мной окинула меня грозным взглядом и строго сказала, чтоб я вел себя хорошо, потому что это ее внучки. Но я вежливо заверил ее, что не собираюсь приставать к ее внучкам ни под каким предлогом, и она моментально успокоилась.

Полет прошел без каких-бы то ни было приключений. Немного потрясло. Обещали часовое опоздание. Шурик заметил, что мы час кружим над Лос Анжелесом. Обявили посадку. Ландшафт внизу незнакомый. Посовещавшись, мы решили согласиться с мнением Арчика, что садимся мы в Лос Анжелесе по причине какой-то херни в СФ. Каковы же были наши удивление и радость, когда мы увидели башню с надписью "Сан Франциско" посреди ЛосАнжелесского аэропорта! Нас попросили оставаться на своих местах, но сидели мы недолго. Народ вышел быстро, таможню мы прошли без проблем, такси долго ждать не пришлось, и вот, спустя семь суток двадцать часов и двадцать пять минут, мы едем по родному двести восьмидесятому freeway-ю.

Такси довезло нас до Вовчиков, где была запаркована Шурина машина. Однако, как выяснилось, он оставил там не Мустанг, а Короллу восьмидесятого года, знаменитую тем, что на ней года два назад танцевала готовая американка, а готовый Шура, спяший в это время в машине, ничего не слышал и никому потом не верил. Машина Шурина не завелась, и после пяти минут безуспешных попыток, я пошел будить Валодиных родителей и просить у них машину до утра. Получив от сонного дяди Саши пиздюлей и ключ от машины, я вышел на улицу, где был встречен Арчиком, радостно сообщившим мне, что машина завелась. Вернув дяде Саше ключи, мы сели в машину и поехали по домам.

На этом наша поездка закончилась, мы вернулись на работу возмудевшие и похужавшие, и живем счастливо по сей день.